Как заглянуть в «закрытую» душу?

52

2 сентября – День психологической службы уголовно-исполнительной системы

Взрослые мужчины с интересом разглядывают журнальные фотоснимки, какие-то оставляют,  другие откладывают в сторону. Один рассматривает фото долго и молча, но почти ничего из вороха разложенных на столе картинок не выбирает. Второй комментирует каждую, попавшую в руки: «О, турист! Я тоже когда-то спортом увлекался. На байдарках сплавлялся. В горы ходил». Постоянно повторяет: «Мы все отсюда уйдем». Сидящий напротив подбрасывает ему фотку с гоночной машиной: «На авто быстрее получится смотаться». Шутник, однако!

О чем расскажет фотоколлаж?

Идет психокоррекционный сеанс с осужденными рубцовской колонии №9. Задание для них – собрать фотоколлаж «Мое прошлое, настоящее, будущее». У каждого получается свой сюжет. Мужчина с чувством юмора, например, в центр композиции поместил фотографию лучащейся счастьем семьи: красивая женщина, брутальный мужчина, милые дети. А вокруг изображения музыкантов – скрипачка, гитарист… Начальник психологической лаборатории ИК-9 УФСИН Росси по Алтайскому краю майор внутренней службы Дмитрий Болотников объясняет:

– Автор коллажа – человек творческий. Он все время, пока отбывает наказание, работает в клубе колонии. Соответственные фотографии выбрал. Ну а в центре – его предполагаемая семья: муж, жена, двое детей. Действительно, он женился на любимой женщине, причем, когда он уже оказался в колонии. То, что осужденный отразил в коллаже, – это, по сути, его главные мысли, то, что его волнует.

Фототерапию в работе с осужденными психолог колонии особого режима практиковал несколько лет назад. Ему, увлеченному фотографу-любителю, метод представлялся весьма плодотворным и эффективным с профессиональной точки зрения. Однако минимальные технические возможности не позволили в то время развернуть это направление арт-терапии в большой и интересный опыт. Зато сейчас, по мнению Дмитрия Владимировича, появился необходимый потенциал.

– В нашей колонии, как и во всех колониях края, функционируют студии кабельного телевидения.  У них неплохая техническая оснащенность, дающая возможность и фотографировать, и делать видео. Если осужденные будут самостоятельно снимать и на психотерапевтических сеансах использовать свои снимки, можно будет уже основательно вести занятия по фототерапии, – поясняет он.

Психолог Болотников убежден: любое занятие по арт-терапии приносит положительный результат для осужденных.

– Вы сами видели, что с ними происходило, – говорит он. – Эти люди, обычно молчаливые и «закрытые», в условиях неформального общения  стали разговорчивыми, начали вспоминать что-то из своей прошлой жизни, принялись вслух рассуждать.

По сути, человек, участвуя в подобных мероприятиях, в процессе общения с психологом как бы приоткрывает то, что скрыто в его подсознании. А это дает большие возможности не только для диагностики личности, но и для проведения психологической коррекции. Единственное «но» – арт-терапия, как все проективные методики в психологии, действенна и результативна при достаточно длительном применении.

Боятся неволи и…свободы

Есть определенная сложность в проведении этой работы именно с осужденными: не все из них охотно идут на подобные мероприятия, потому что подсознательно понимают, что они дают сотруднику колонии возможность узнать про то, что сами хранят в глубокой тайне. А рассказывать что-то личное про себя многие осужденные не стремятся.

Доверительный контакт с психологом устанавливается не сразу, а когда осужденные хорошо изучат его. Психологи в исправительном учреждении закреплены поотрядно. На протяжении длительного времени каждый психолог ведет 3-4 отряда. За это время он узнает своих подопечных, а они узнают его. Когда в  общении устанавливается доверие, и стоит использовать в работе с заключенными различные элементы арт-терапии.

Безусловно, психологическая помощь, в первую очередь, необходима именно осужденным. У людей, долгое время находящихся в изоляции от общества, есть немало причин для внутреннего напряжения.  Их угнетает и сама ситуация несвободы, и разлука с близкими людьми.  Давит даже то, что они, попадая в довольно статичную среду, когда жизнь идет по раз и навсегда заведенному порядку, все-таки в любой момент своего существования могут попасть в совершенно непредсказуемую ситуацию. Находясь в системе взаимодействия «человек- человек», каждый из них зависит от состояния другого, например от того, в каком настроении проснется человек, который спит на соседней кровати.

В душу многих осужденных элемент неспокойствия привносят режимные требования. Если человек в прежней жизни злоупотреблял алкоголем или психоактивными веществами, совершал противоправные действия, то в колонии его ставят в достаточно жесткие рамки режима и порядка. Конечно, он адаптируется к  ситуации, но внутренне «кипит» из-за ломки привычных стереотипов поведения.

Следует принять во внимание и специфику колонии особого режима, где содержатся люди с солидным уголовным стажем в 15, 20, 25 лет. Такие «тюремные долгожители» зачастую страшатся… будущей свободы, потому что понимают, как сложно будет адаптироваться в жизни, которая ушла далеко вперед, пока они сидели за решеткой.

– Один осужденный как-то сделал интересное сравнение: «Я попадаю в колонию, как в машину времени. Только она меня всегда назад выкидывает, а не вперед. В будущее я никак попасть не могу. Потому что когда я выхожу из колонии после своих 12 лет, здесь уже другие машины, другие деньги, одежда… Все другое!» – рассказывает Дмитрий Владимирович. – Освобождаясь, человек попадает в мир, который достаточно сильно изменился за период отбывания наказания и определенный страх перед этой неизвестностью появляется уже в колонии.

– Что и говорить, колония – место печальное. И в наших подопечных, понятно, мало радости жизни. Но с ними бывает очень-очень интересно работать. Когда осужденный идет на контакт, когда начинаешь с ним проводить психотерапию и сам видишь результат, и другие сотрудники  говорят, что этот человек начал вести себя по-другому, это, конечно, приносит определенный позитив. Даже если этого маленького позитива приходится ждать очень долго, – признается главный психолог ИК-9 Дмитрий Болотников.

Елена Чехова

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here